Экономика

«Роснефть» реализует государственные задачи и становится магнитом для инвесторов

Энергетику не зря называют энергией жизни - для экономики она является «и житницей, и здравницей, и кузницей»…
Игорь Сечин постоянно подчеркивает конкурентные преимущества российской нефтянки - это одни из самых низких в мире затрат на добычу и уникальная ресурсная база. Фото: ПАО «НК «Роснефть»

Игорь Сечин постоянно подчеркивает конкурентные преимущества российской нефтянки - это одни из самых низких в мире затрат на добычу и уникальная ресурсная база. Фото: ПАО «НК «Роснефть»

В 2000 году в России коренным образом сменилась власть, и это почувствовали все. Вместе с Владимиром Путиным к управлению страной пришли люди разных взглядов, которых объединяло одно желание - вывести Россию из кризиса, в котором она находилась в результате целенаправленных деструктивных действий предыдущей команды.

Задачи были просты: не допустить контроля над ресурсами страны извне. Именно этим и занялись представители путинской команды, в частности, Игорь Сечин. Очень скоро госкомпании «Роснефть», которую до этого дважды выставляли на аукцион, была поставлена задача вернуть лидирующие позиции в отрасли, стать глобальной компанией. В 2004 году Сечин стал председателем Совета директоров «Роснефти» и получил возможность влиять на ситуацию в энергетической отрасли. Работоспособность Игоря Ивановича тогда стала притчей во языцех. Результаты этой работоспособности и легли в основу той компании «Роснефть», которую мы знаем сегодня.

В 2006 году компания вышла на IPO, причем продажа акций в Москве и в Лондоне прошла на сумму 10,7 млрд долларов и стала самым крупным IPO в истории страны и одним из пяти крупнейших размещений акций за всю историю мирового фондового рынка.

По результатам развития в последующий период «Роснефть» заняла позицию ведущей нефтяной компании страны и стала международным «мейджором».

В 2008 году Владимир Путин принял решение о строительстве ВСТО с ответвлением на Китай. Сечин тогда занимал пост вице-премьера, курирующего топливно-энергетический комплекс, и у него сложился рабочий тандем с Ван Цишанем, отвечающим за энергоблок КНР. Этот тандем стал, как говорили, настоящим мотором строительства нефтепровода. И, конечно, нельзя преуменьшать роль руководства «Роснефти» в том, что Россия теперь занимает лидирующее место среди экспортеров нефти в Китай.

В 2011 году Игорь Сечин стал архитектором сделки, позволившей усилить позиции России в немецком реальном секторе экономики, а перерабатывающие мощности «Роснефти» расположились в самом центре промышленной Европы. И, несмотря на ужесточающийся санкционный режим с 2014 года, компания только укрепляла свои позиции в Германии и на территории остальной Европы.

В 2012 году Игорь Сечин уже возглавил исполнительную вертикаль - правление «Роснефти», приступив к непосредственному руководству компанией. В результате отечественная нефтяная отрасль последовательно возвращала себе мировые позиции по добыче и экспорту углеводородов, несмотря на незаконное санкционное воздействие.

В 2013 году Сечин, закрепляя успех, инициировал и провел сложную многоуровневую сделку по покупке компании ТНК-BP. В результате сделки BP нарастила свою долю в «Роснефти» до 19,75% и стала ее долговременным партнером. Сама же «Роснефть» превратилась в крупнейшую публичную нефтегазовую компанию мира, сместив с первого места ExxonMobil.

Участвуя в работе международных форумов глава «Роснефти» развивает идею создания механизма регулирования мирового рынка углеводородов, в котором участвуют как производители, так и потребители нефти.

Сечин постоянно подчеркивает на форумах конкурентные преимущества российской нефтянки - это одни из самых низких в мире затраты на добычу и уникальная ресурсная база.

8 августа 2014 года платформа начала бурение скважины «Университетская-1» в Карском море в рамках проекта «Роснефти» и ExxonMobil. Фото: ПАО «НК «Роснефть»

8 августа 2014 года платформа начала бурение скважины «Университетская-1» в Карском море в рамках проекта «Роснефти» и ExxonMobil. Фото: ПАО «НК «Роснефть»

Колоссальные стратегические перспективы прежде всего таит в себе Арктический шельф. Неслучайно «Роснефть» представила и реализовала проект разработки новой Карской морской нефтегазовой провинции, которая по объему ресурсов может превзойти такие нефтегазоносные провинции, как Мексиканский залив, бразильский шельф, арктический шельф Аляски и Канады, и сравнима со всей текущей ресурсной базой Саудовской Аравии. В 2014 году было открыто месторождение «Победы», сверхлегкая нефть которого по ключевым показателям превосходит эталонную нефть марки Brent.

Для развития шельфового бурения и транспортировки углеводородов по Северному морскому пути компания реализует мегапроект по созданию судостроительного кластера на Дальнем Востоке, ядром которого стал судостроительный комплекс «Звезда». Уже в 2020 году Сечин доложил Владимиру Путину, что судоверфь «Звезда» успешно осуществила уникальную операцию по спуску на воду первого российского супертанкера типа «Афрамакс» «Владимир Мономах».

«Звезда» на данный момент - единственная в стране сверхсовременная верфь гражданского тяжелого судостроения. Она определена исполнителем работ по строительству головного атомного ледокола «Лидер» мощностью 120 мегаватт.

Кстати, все ключевые проекты «Роснефти» начаты и ведутся под личным кураторством со стороны президента Путина.

2016 год вообще перевернул представления о возможностях и потенциале нефтяной отрасли РФ: «Роснефть» стала архитектором сразу двух мегасделок - купила «Башнефть», качественно увеличив объемы добычи и переработки, и объявила о приватизации 19,5% своих акций, когда новыми акционерами компании стали крупнейший нефтетрейдер Glencore и Катарский суверенный фонд (QIA) - один из ведущих инвестиционных фондов мира. Общий эффект от этих двух сделок для государства составил 1,04 трлн рублей.

Речь шла, по сути, о единой интегральной сделке, разыгранной «Роснефтью» как шахматная партия.

Кульминацией развития компании должен стать один из крупнейших в мире нефтегазовых проектов «Восток Ойл», который объединит месторождения, близко расположенные к уникальному транспортному коридору - Северному морскому пути. Это открывает возможность поставок сырья с месторождений компании сразу в двух направлениях: на европейские и азиатские рынки. Проект может стать генератором роста российской экономики в целом, увеличивая ВВП страны на 2% ежегодно. Ожидаемый экономический эффект составит 9,3 рубля на каждый вложенный рубль инвестиций.

Главное, как мне представляется, - это то, что Игорю Сечину и менеджменту «Роснефти» удалось реализовать стратегическую задачу, поставленную руководством страны - восстановить государственный контроль в нефтяной отрасли и создать крупнейшую нефтегазовую компанию мира из так называемого мешка обрезков, оставшегося у государства после приватизации 90-х.

При этом «Роснефть» стала крупнейшим налогоплательщиком страны и одним из главных драйверов суверенной экономики, преодолев негативные последствия пресловутой приватизации. Теперь уже компанию называют «становым хребтом отрасли» и одним из наиболее перспективных и инвестиционно привлекательных активов в стране.Колоссальные стратегические перспективы прежде всего таит в себе Арктический шельф.