2019-09-04T11:17:55+03:00

Чемодан. Вокзал. Поехали: почему с карты Иркутской области исчезло 200 деревень

А население Иркутска и пригорода не только не уменьшается, а даже растет
Поделиться:
Комментарии: comments3
Чемодан. Вокзал. Поехали: почему с карты Иркутской области исчезло 200 деревень.Чемодан. Вокзал. Поехали: почему с карты Иркутской области исчезло 200 деревень.Фото: Алиса ТИТКО
Изменить размер текста:

Ежегодно с карты региона стираются по несколько населенных пунктов. Только в начале этого года официально прекратили существование по одному поселку в Зиминском и Мамско-Чуйском районах и три в Тайшетском. По официальной статистике Иркутскстата, в 68 деревнях уже никто не живет, а в 145 уже скоро никто не будет жить и их официально закроют. Впрочем, уезжают и из маленьких городков. Есть ли выход из этой ситуации и надо ли удерживать людей на малой родине?

Почему уезжают?

Причины называют практически одни и те же. Нет выбора работы, невысокие зарплаты, проблемы попасть к хорошему врачу и отдать ребенка в хороший лицей. А там еще и вуз!

Последняя проблема особенно ярко высветилась после введения ЕГЭ - теперь выпускникам школ стало проще поступить в вуз в другом городе. Молодежь уезжает и не возвращается, а некоторые перевозят и своих родителей.

- Конечно, я люблю свой город, - говорит Настя, бывшая жительница Саянска. - Там красивая природа и добрые люди. Но это, пожалуй, и все. Холод, высокие цены, отдаленность от мира. Этих причин достаточно для переезда, на мой взгляд. Теперь я живу в Москве и у меня совсем другие возможности: перспективная работа, высокий доход, я много путешествую. А в Саянск иногда приезжаю - в гости.

Как привлечь людей?

Мертвые и погибающие деревни есть в любом районе, но больше всего их в Тайшетском, Качугском, Киренском, Ольхонском, Братском, Куйтунском, Слюдянском и Черемховском. Это статистика. Но есть и другая.

Все последние годы растет как на дрожжах население Иркутска и ближайшего пригорода. Понятие «ближайший пригород» широкое и включает, допустим, Шелехов или Хомутово. Последний прирастает жителями в геометрической прогрессии, из-за чего школы и детсады переполнены, - проблема известная.

Больше стало жителей на благодатной Ольхонской земле и почти не тает в Усть-Ордынском округе - в Нукутах, Осе, Баяндае. Здесь тоже исчезают одни деревни и укрупняются, входя в состав соседних сел другие. Но выпускники, окончив школу и вуз, не уезжают, а возвращаются на родину. Но это благополучные южные территории с благодатной землей и близостью к Байкалу.

Уезжают из Усть-Кута и Усть-Илимска, с Мамы и Бодайбо.

Вот и за минувший год наших земляков стало меньше на 0,2%, а живущих в северных территориях - на 1,4%, - это все тот же Иркутскстат. Главная (часто единственная) причина депопуляции - миграция. Север, прежде манивший романтикой или длинным рублем, утратил свою притягательную силу.

Так можно ли остановить этот поток (так и хочется сказать беженцев) и нужно ли?

- Идет совершенно естественный процесс, сокращаются экономически неэффективные сегодня отрасли, - говорит профессор, преподаватель ИГУ Виктор Дятлов. - К слову, мелкие населенные пункты исчезают не только у нас, но и во всем мире. Сельское хозяйство в Европе, Америке, Японии получает серьезные государственные дотации, и там этот процесс не так очевиден. Деревни, крестьяне нужны обществу. Нужно, чтобы и у нас эти потоки регулировались, тогда они не будут катастрофичными. Но сам процесс, конечно, не остановить. Люди уезжают за достатком, в условия, где более высокое качество жизни и уровень. В больших городах больше возможности и для самореализации, и для нормальной жизни. Имеет значение и так называемый западный дрейф. В начале прошлого века шло великое переселение на восток. Сейчас идет обратный процесс - на запад, по линии Москва - Петербург - Казань - Краснодар.

Вот так выглядят брошенные деревни. Фото: Михаил ФРОЛОВ

Вот так выглядят брошенные деревни.Фото: Михаил ФРОЛОВ

В самом Иркутске это стремление на запад ощущает каждый по своим знакомым. Очень многие, особенно молодые, уже уехали в эти самые центры наибольшего притяжения.

- Против нас играет еще вот какой фактор, - объясняет Виктор Дятлов. - Человеку в принципе трудно сняться с места. Это не Америка, где сел в трейлер и покатил с востока на запад, а увидел выгодное предложение по работе - столь же легко назад. У нас квартиры, прописки. Человек, например, из Нью-Йорка может приехать в относительно небольшой городок и не почувствует перемен: магазины, кинотеатры, медицина - везде одно и то же. У нас же не сравнишь Черемхово и Петербург. Совершенно разное качество жизни.

Как уменьшается страна. Фото: Алексей СТЕФАНОВ

Как уменьшается страна.Фото: Алексей СТЕФАНОВ

КСТАТИ

Будем падать до 2030-х годов

- С демографией в стране, несмотря на все усилия властей, снова швах. За первые полгода 2019-го естественная убыль населения - 180 тысяч человек. А рождаемость не растет. И смертность медленно снижается. Что будет дальше?

- То, что у нас будет снижаться численность населения, это предсказуемо. Эхо 90-х, его ожидали. С каждым годом убыль населения - все больше. Правда, ожидали, что это начнется с 2012 года, а в итоге до 2016 года держался естественный прирост населения. С 2017-го года пошел резкий спад. Сейчас мы входим в затяжной период демографической депрессии, который продлится до середины 30-х годов, пока в родительский возраст не войдет «поколение материнского капитала» (рожденные после 2006 года). Подробности >>>

ИСТОЧНИК KP.RU

Понравился материал?

Подпишитесь на еженедельную рассылку, чтобы не пропустить интересные материалы:

Нажимая кнопку «подписаться», вы даете свое согласие на обработку, хранение и распространение персональных данных

 
Читайте также