2019-09-09T13:16:50+03:00

"После тюрьмы мне предложили контракт в Динамо": Российский футболист рассказал как вернуться в профессиональный футбол после отсидки

Максим Молокоедов рассказал, как начальник чилийской тюрьмы отпускал его играть за свой клуб, как тренер национальной команды Чили увидел в нем талант, и как Кокорину и Мамаеву можно вернуться на прежний уровень
Максим и бывший тренер сборной Чили Клаудио БоргиМаксим и бывший тренер сборной Чили Клаудио Борги
Изменить размер текста:

По мотивам невероятной истории взлётов и падений молодого питерского футболиста Максима Молокоедова можно снимать захватывающее кино. Сюжет поистине голливудский.

Только представьте, парень в 23 года играл в ФК «Динамо СПб» в родном городе, футбольная карьера набирала обороты, всё складывалось как нельзя лучше. Но полоса везения оборвалась летом 2010 года при стыковке рейсов из Эквадора в Россию. Максим летел из Гуаякиля в Москву, но вернуться на родину он смог только спустя 3 года.

Футболист был задержан в аэропорте чилийского Сантьяго с 6 килограммами кокаина. Наркотики были изобретательно спрятаны в детские книги, которые, как рассказал Максим, его попросили передать в Москву знакомые. Но, как вы понимаете, доказать его невиновность в такой ситуации было весьма проблематично.

Чилийский суд приговорил российского футболиста к 3 годам и 1 дню тюрьмы. Многие после такого опустили бы руки. Но, как бы странно это ни звучало, именно с этого момента начинается новый взлёт его футбольной карьеры. kp.ru поговорили с 31-летним Максимом Молокоедовым и узнали как можно вернуться в профессиональный футбол после приговора суда.

Вам разрешали играть в футбол прямо в тюрьме? Неужели такое возможно?

— Да, площадка, правда, у нас была очень маленькая. Это скорее мини-футбол, и, благо, погодные условия позволяли. Играли на асфальте, прямо на плацу, где утром и вечером проходили построения. У нас было свободное время с 8 до 16.30, то есть мы часами могли спокойно играть . В Чили очень любят футбол. Тюрьма была интернациональная: очень много боливийцев, перуанцев, аргентинцев, испанцев, европейцев разных. Игра по сути всех объединяла, организовывали разные турниры по возможности. Играли каждый день, наслаждались тем немногим, что у нас было. У всех была своя форма, команды. Играли и на деньги, и просто так, некоторые делали ставки на команды. Достаточно интересные и серьёзные зарубы случались. "Футбол от всего сердца" — так я могу это назвать.

Как, будучи заключенным вы попали в основной состав команды второго чилийского дивизиона?

Главный тренер чилийской сборной Клаудио Борги однажды пришёл к нам в тюрьму. Перед кубком Америки с целью навестить. У него там, по-моему, кто-то из родственников сидел или друзей. У них так принято, футболисты приходят, потому что кто-то из знакомых попал в тюрьму, не бросают своих. Готовят программу специально, чтобы как-то развеяться, увидеть своих друзей в нормальной обстановке. Договариваются с начальником тюрьмы и в определённый день на 3-4 часа устраивают чемпионат. Это делается, чтобы делиться опытом, поддерживать здоровую обстановку. Чтобы люди чувствовали себя живыми, играли в футбол, как-то развивались. Могут даже барбекю сделать.

Максим во времена выступления за чилийский клуб

Максим во времена выступления за чилийский клуб

Такое может раз в 2 года бывает, не часто. Поэтому мне повезло, что мы встретились. Я участвовал в турнире, и Клаудио Борхи обратил на меня внимание. Я был удивлён, а потом пресса подхватила, и почти сразу появился агент — Франк Лебос. Он сам попадал в непростые ситуации там в Чили, хотя играл за молодёжную сборную. На Чемпионате Мира его команда даже 3 место заняла. И вот он пришёл. Посмотрел на меня, мы поиграли. Франк сказал, что у меня есть все шансы пойти дальше, я физически здоровый, выносливый, техничный. Говорит: "давай попробуем". Грех было не согласиться.

Что было дальше?

— И у меня было предложение из премьер-лиги, мной интересовались. Изначально клубу "Палестина" предлагали, чтобы они на меня посмотрели, но они тянули, и я заключил контракт с "Сантьяго Морнинг". Их генеральный директор приезжал ко мне в тюрьму, всё согласовал, выбил возможность, чтобы мне дали неделю побегать на большом поле, и оценить меня за это время. В итоге уже на 4 й день ночью в камеру пришёл охранник и сказал, что есть хорошие новости, меня позвали и предложили контракт. Это были на тот момент стартовые условия, минимальная плата в Чили - 1200 долларов в месяц пока я отбываю наказание.

Каково вам было на большом поле после двух лет игры на тюремном асфальтированном "пятачке"?

— Не то чтобы очень тяжело, но ощутимо. Понадобилось какое-то время с командой потренироваться, чтобы вернуться в ритм. В мини футболе всё равно столько не бегаешь, расстояния другие. Как раз первая тренировка была у них, мы попали в какой-то промежуток, матчи сборных. Тогда по плану было три дня беговых, на них я очень уставал. Для меня это была космическая нагрузка. А потом освоился и играл нормально. На привыкание ушло недели две примерно. Много бегали, режим в моём случае нельзя было нарушать. Плюс я был намного моложе, 23-25 лет, поэтому не испытывал особых проблем.

Первый матч с участием Максима Молокоедова «Сантьяго Морнинг» сыграли вничью с 18-кратным чемпионом «Универсидад де Чили». Российский футболист стал "виновником" такого желаемого результата.

Почему вы не захотели продолжить карьеру в Чили после освобождения?

— У меня был действующий контракт в Чили. Но это очень далеко от дома, я выбрал семью. К тому же с контрактом была небольшая путаница. Мне дали 40 дней, оплатили дорогой перелёт. Дали полноценный отпуск, больше, чем другим игрокам, Им обычно дают 20 дней, мне дали в два раза больше. И я готов был бы продлить контракт ещё на год, если бы первоначальные условия были соблюдены.

Когда я вышел, сумму в договоре должны были переписать на 3000 долларов автоматически, с учётом питания, аренды квартиры. Таков был уговор. Но по факту после освобождения подняли всего на 500 долларов. Директор сказал, что на тот момент были финансовые трудности, обещал что всё выполнит через какое-то время после того, как я вернусь из России. Но я особой уверенности не почувствовал. Хоть я и был игроком основного состава, команда заняла 3 место. Мы тогда находились в шаге от путёвки в премьер лигу.

Какие планы на карьеру?

— Да нет у меня уже никакой карьеры, — смеётся Максим. — Играю для себя в удовольствие. За команду города Сертолово. Идём мы плохо, но тем не менее бьёмся, стараемся. Я сейчас в основном работаю. Занимаюсь загородной автономной канализацией, дренажами и всем, что касается земляных работ. У нас фирма "Ак-Сервис", летом, если честно, сезон, очень много работы и практически без выходных я там. Поэтому футбол летом — это такое явление редкое.

Повлияло ли заключение на вашу карьеру в России?

— У меня негативное отношение к российскому футболу в принципе. Уровень очень сильно упал. Я помню, лет 7 назад первая лига была сильной. Когда я вернулся из Чили и попал в команду, мне предложили от Кирилла Набутова пойти в питерское "Динамо". Я приехал, там был Дмитриев Сергей Игоревич, я с ним уже работал. И увидев уровень первой лиги, я был в шоке. Откровенно слабыми мне показались на контрасте с чилийцами.

С высоты своего опыта, как думаете о ситуации Кокорина и Мамаева? Сложно ли им будет вернуться в строй?

- Я думаю, если им протянут руку помощи, например, тот же самый Зенит, то всё сложится. Вообще считаю, что Мамаев хороший футболист. То что они попались — всякое бывает, конечно раздули сильно. Но всё равно их поддерживаю. Сказать что правильно они поступили, я не могу. Таких историй каждый день происходит много, и часто они остаются безнаказанными.

Но ребята действительно талантливые, которые могли бы и сборной помочь. Мне кажется, что они быстро восстановятся. И кто-то обязательно поверит в них, как когда-то поверили в меня. Вряд ли они за этот год существенно потеряли форму. Я думаю, что у них всё получится, и дай бог, чтобы их так же призвали в сборную и дали хотя бы шанс. Я им желаю удачи!

ИСТОЧНИК KP.RU

Понравился материал?

Подпишитесь на еженедельную рассылку, чтобы не пропустить интересные материалы:

Нажимая кнопку «подписаться», вы даете свое согласие на обработку, хранение и распространение персональных данных

 
Читайте также