2020-05-27T17:52:47+03:00

Сохранить стратегическую перспективу

Исторически Россия являлась и до сих пор является одним из мировых научно-технологических центров. Образование, фундаментальная наука и промышленная система составляют совокупность производительных сил
Денис КРАВЧЕНКОДепутат Государственной думы, участник проекта «Лидеры России. Политика»
Поделиться:
Комментарии: comments19
Изменить размер текста:

При этом, наша страна остается в числе лидеров по такому ключевому показателю развития как абсолютные затраты на научно-исследовательские и опытно-конструкторские работы. Долгое время этот подход находился под серьезной критикой, однако именно сохранение существующих заделов дает нам возможность обсуждать вопросы смены приоритетов с экспорта сырья на экспорт высокотехнологичной промышленной продукции и самих технологий в перспективе.

На данный момент экспорт высокотехнологических товаров из страны составляет всего около 11%, и значительную долю составляет продукция ОПК: вооружение и оборонная продукция иного типа. Этот показатель демонстрирует, что мы по-прежнему сохраняем критическую зависимость от цен на углеводороды и другое сырье. Оборотную сторону такой зависимости ясно показала пандемия коронавируса и связанные с ней негативные экономические явления, когда в условиях самоизоляции находятся миллионы людей, рвутся логистические цепочки, останавливаются целые секторы и отрасли.

Однако, как я уже неоднократно отмечал, любой кризис – это не только риски, но еще и возможность многое переосмыслить, а в случае с экономикой для нас – это шанс приступить к форсированному развитию многоукладной, современной, гибкой и технологически развитой системы.

С середины 2000-х годов для поддержки высокотехнологического предпринимательства во вновь возникающих секторах и рыночных нишах была сформирована Национальная инновационная система из нескольких десятков институтов развития, в том числе многочисленных Фондов и НКО, при координирующей функции Министерства экономического развития. Эта система, показавшая свою жизненную необходимость на предыдущем этапе, нуждается в особой поддержке в связи с кризисом, вызванным воздействием пандемии коронавируса. Эти мероприятия должны стать одним из приоритетов принимаемых антикризисных мер.

В разрезе обозначенной цели стоит уже сейчас, наравне с мерами поддержки, продумать структуру живых экосистем инноваций вокруг ведущих вузов страны, адаптировать для этого имеющуюся нормативно-правовую базу. Практикующие профессора многих вузов, создающие собственный высокотехнологичный бизнес, пока что есть в единичных экземплярах в Москве, Санкт-Петербурге, Новосибирске и нескольких других крупных городах. Но эта модель синергии образования и предпринимательства востребована уже сейчас, поэтому подобные проекты стоит всячески стимулировать. Ведь на выходе мы получим целую плеяду молодых практикующих ученых, которые сочетают в себе все тонкости теории и практики бизнеса, формируют футуристическую картину будущего и, одновременно, строят реальную экономическую модель его реализации. Поэтому критически важно поддержать инициативы по развитию уже формирующихся научно-технических кластеров и долин вокруг ведущих российских Университетов (в пример кластер МГУ ИТМО, Новосибирского академгородка и др.).

Исходя из имеющегося человеческого потенциала, стабильной системы взращивания молодых и прогрессивно мыслящих ученых-практиков, наша страна вполне способна претендовать на звание «Мирового центра R&D» (от англ. Research & Development) — стать «возмутителем спокойствия» всего глобального рынка. Именно в рамках этой деятельности разрабатываются стратегии технологического развития, ищутся перспективные разработки и проводится модернизация производства. Отечественным R&D специалистам уже сейчас приходится решать нестандартные для отраслей промышленности задачи и осваивать новые области знаний. И все это одновременно и в кратчайшие сроки.

Департаменты R&D созданы практически во всех крупных российских компаниях, как частных, так и государственных: «Росатом», ФГУП «Космическая связь», НЛМК, Объединенные машиностроительные заводы, «Русэлпром», «Русгидро», СИБУР, РЖД, КАМАЗ, «Алроса» и др. В самых продвинутых с точки зрения технологий компаниях численность R&D отдела может достигать нескольких десятков человек. Например, в «Лаборатории Касперского» R&D отдел объединяет треть сотрудников (882 человека).

Но технологические стратегии – это не эфемерное понятие, а стабильная и постоянная, живая, модернизирующая сама себя система, которая в современном цифровом мире не имеет права быть кондовой. И для современного государства необходимость создания единой цифровой платформы стратегического планирования научно-технологического развития экономики является залогом конкурентоспособности. Сегодня технологическое прогнозирование и форсайт осуществляются в нашей стране самыми разными структурами и организациями, включая Министерство высшего образования и науки, ведущими национальными университетами, Российской академией наук, Агентством стратегических инициатив в рамках его крупнейшего направления – Национальной технологической инициативы – и институтами развития. Стоит признать, что это сотрудничество подарило нам многочисленные и весьма успешные практики. Однако данное взаимодействие должно лишь укрепляться и «стирать границы» между своими и чужими, исключать любую лишнюю бюрократию и потворствовать прямому и оперативному диалогу инноваций. Поэтому в условиях кризиса поддержать этот импульс по систематизации процессов стратегического планирования технологического развития. У государства достаточно ресурсов для этого процесса, нужны только указующие ориентиры и нормативная база, единые для крупных компаний с государственным участием и частных компаний.

Возвращаясь к моему более раннему тезису о необходимости модернизации отечественной нормативной базы, он подтверждается еще одним аргументом. Отсутствие простых и внятных публичных отраслевых документов, описывающих перспективы технологического развития, делает обмен информацией между организациями сложным, а мнение федеральных органов исполнительной власти и руководства страны по потенциальным результатам – раздробленной картиной. Мы уже в 2017 году вычленили эту проблему с Агентством стратегических инициатив на старте реализации программы Национальной технологической инициативы, и в ходе нашей работы на площадке Государственной Думы в рамках экспертного совета по реализации НТИ поставили необходимость снятия административных и нормативных барьеров как абсолютный приоритет совместной деятельности. Отмечу, это дало положительный эффект: формирование базы для рождения рынков НТИ («Стратегии 2035») идет интенсивно, «дорожные карты» реализуются в партнерстве бизнеса, законодательной и исполнительной власти – и мы будем продолжать энергичную работу в этом направлении.

Сейчас важно понимать, что, несмотря на изменение модели отечественного высшего образования, до сих пор с трудом прививается культура технологического предпринимательства как такового. При этом отличие высокотехнологических стартапов, малых и средних технологических компаний от обычных субъектов малого и среднего бизнеса в традиционных сегментах занятости (кафе, парикмахерская, образовательная деятельность и др.) состоит в том, что собрать уникальный коллектив под сложную и рискованную предпринимательскую задачу значительно труднее. Плюс никто не отменял «охоту за головами». Сразу после снятия трансграничных ограничений на перемещение между странами, наши обанкротившиеся компании с крупными научными заделами и защищенной интеллектуальной собственностью, и ноу-хау будут массово скупать технологические брокеры крупных транснациональных корпораций, а самые яркие умы – начнут приглашать ведущие университеты мира.

Все это будет происходить в условиях жесткой трансформации многих социальных и экономических институтов, формирования нового мира – более высокотехнологичного. Четвёртая промышленная революция будет полностью завершена спустя считанные месяцы после снижения угроз пандемии.

Например, переход значительной торговли в онлайн станет окончательным не через десять лет, как это изначально прогнозировалось, а через два года максимум. Одновременно с этим, значительные оффлайн расходы будут оптимизированы, сайты начнут вытеснять продавцов, а искусственный интеллект может начать вытеснять консультантов по продажам и закупщиков, беспилотное складирование и доставка уже не за горами, в том числе, доставка по воздуху (и наша задача как законодателей будет в том, чтобы нормативная база оказалась к этому готова. Чтобы инновации пришли в нашу жизнь уже сейчас, а не с отставанием в десятки лет от Европы, США, Китая).

В условиях стремительной деглобализации, будут востребованы форсированное импортозамещение, технологическая, продовольственная и медицинская независимость, также, как и системы безопасности. Это дает новые возможности для нашей промышленной системы, сельского хозяйства, фармацевтики, станкостроения и приборостроения. Очевидно, что время, энергию и ресурсы будут инвестировать в те направления, которые могут и будут быстро расти, а высокое значение будут приобретать те специалисты, которые смогут помогать этим направлениям (например, диджитал-маркетологи, будут помогать расти новым онлайн сервисам), а также в тех, кто сегодня выглядит бесперспективным, но будет расти в новых условиях.

По завершению пандемии коронавируса во всем мире начнется новый этап жизни. Вновь развернутся инновационные производства, которые вынуждены простаивать, технологические сервисы будут выходить на совершенно другой уровень. Происходить это будет очень стремительно. Поэтому для того, чтобы не проиграть эту новую гонку, нам необходимо в срочном порядке предпринять ряд непростых, но очень необходимых действий.

Действовать надо в двух уровнях сразу, в области формирования стратегических приоритетов и выполнения первоочередных мер.

На стратегическом уровне требуется провести аудит результатов деятельности политики поддержки высокотехнологичных компаний и технологического предпринимательства. Подвести промежуточный итог, провести «работу над ошибками», зафиксировать «лучшие практики». Далее нужно прописать в нормативных и стратегических документах прямую увязку деятельности институтов развития с целями реализации Национальных проектов, особенно в блоке развития человеческого капитала, так как именно инвестиции в человеческий капитал в конечном итоге дают последствия в виде роста технологических компаний, а инновации, в свою очередь, полностью меняют человеческий быт и создают новые формы занятости.

На тактическом уровне в качестве первоочередных мер стоит предпринять следующие шаги:

В первую очередь, нужно консолидированную работу Правительства России, предпринимательского сообщества как по выработке новых мер поддержки предпринимательства, так и по настройке понятной и прозрачной системы реализации уже принятых мер.

Во-вторых, в отношении технологического бизнеса России, на мой взгляд, стоит ввести дополнительные стимулирующие меры.

В качестве первоочередных мер стоит предложить универсальный инструмент поддержки в форме выделения субсидии или беспроцентного кредитования на зарплату всем текущим сотрудникам высокотехнологичных компаний на полгода - 50 тысяч рублей в месяц (определяя их по типу деятельности предприятия ОКВЭД 72.19 «Научные исследования и разработки»)

Требуется рассмотреть возможность выделения дополнительной субсидии всем новым сотрудникам на полгода - 20-30 тысяч рублей в месяц (чьи трудовые договора планировались в 1 квартале 2020 года). Кроме того, эффективной мерой стал бы зачет налога на прибыль для корпораций при покупке продукции инновационного характера. Иными мерами поддержки компаний могут быть субсидии по аренде офисов и оборудования – минимум на полгода, и дешевые кредиты объеме 5-10% от выручки за прошлый год по минимальной ставке.

Для этого предлагается использовать потенциал нового Центра изучения и мониторинга эффективности мер социально-экономической поддержки промышленности и предпринимательства «Локомотивы роста», созданного на базе Финансового университета при Правительстве Российской Федерации.

Эта вновь созданная площадка позволит не только оперативно получать информацию из регионов, «с земли» о том, насколько эффективны те или иные меры, но и помочь с информационно-методологическими материалами для предпринимателей: как получить то, что уже принять и имеется в наличии.

Российская инновационная система и система управления научно-технологического развития нуждается в модернизации. Поэтому момент кризиса нужно использовать для того, чтобы стать сильнее и в этом направлении, выполняя энергичные, но предельно рачительные мероприятия, не повредив тем росткам частных технологических компаний и поддерживая их от монопольного поглощения по окончанию фазы кризиса нашими конкурентами.

Понравился материал?

Подпишитесь на еженедельную рассылку, чтобы не пропустить интересные материалы:

Нажимая кнопку «подписаться», вы даете свое согласие на обработку, хранение и распространение персональных данных

 
Читайте также